Армейская юность Ивана Бикетова

Судьба Ивана Михайловича Бикетова, как и многих его сверстников, была определена тем временем, в котором довелось жить.

Родился он в 1926 году в деревне Новоеловка Троицкого района Алтайского края. В семье росло четверо сыновей и дочь. В 1936 г. Бикетовы решили переехать на жительство в Троицкий свеклосовхоз. Отец, Михаил Дмитриевич, работал бухгалтером, а мать, Александра Никаноровна, была простой колхозницей.

«Отец у нас умер рано, перед войной, – вспоминает Иван Михайлович, – поэтому мне, пацану, как старшему в семье, надо было копейку зарабатывать». Семья жила бедно, ютилась в небольшой комнате, выделенной сразу после переезда в совхоз. Своим хозяйством обзавелись не сразу. Только после того, как вырастили поросёнка и сдали его на мясо, появилась возможность купить корову и развести кур.

 

* * *

 

Впервые правдивую информацию о войне Иван Михайлович услышал в школе от учителя истории, который пришёл с белофинской. Там он получил ранение. Видимо, хорошо понимая, что войны с Германией не избежать, учитель постарался рассказать ребятам, что их ждёт. Вопреки активной пропаганде, которая утверждала, что Советский Союз непобедим, что нас все боятся, он говорил о том, что страна к войне не готова. Он своими глазами видел старые пушки на деревянных колесах, нехватку патронов, убедился в том, насколько у нашей армии слабое вооружение. Показал ребятам на карте место, где его ранило.

В конце июня 1941 года в совхозе самым серьёзным образом готовились к сенокосу. Большому стаду лошадей и коров требовался на зиму значительный объём грубых кормов, поэтому старались не упустить время, и воскресенье 22 июля было в эту страдную пору рабочим днём.

– Утром меня разбудила мать и сказала: «Вставай, сынок, война началась», – вспоминает Иван Михайлович. – Сразу приехали представители военкомата, и вскоре село опустело. Забрали взрослых мужчин, лошадей, машины и тракторы». Остался один из двух имевшихся автомобилей ЗИС и, один из семи «газиков». Из первого набора мужчин никто домой не вернулся.

Не сразу, спустя какое-то время, в совхоз прислали лошадей из Монголии: маленьких, коренастых и очень выносливых. Ребятишкам по причине малого роста обходиться с ними было значительно проще. Они и доставляли убранную свёклу на станцию Загайново, где был приёмный пункт. На них же по весне вывозили навоз на поля, собирали сено к местам стогования. Учёба в военное время начиналась в октябре, поскольку подростки были в совхозе главной рабочей силой.

Хлеб, как везде, давали по карточкам, а вот пшено, картошку, пшеницу совхоз своим работникам выписывал, и это была хорошая поддержка в голодную пору. Так прошли два первых военных года, самых тревожных, тяжёлых для армии и тыла.

В сельскую школу прислали учительницу немецкого языка. Во время занятий она обращала особое внимание на мальчиков, стараясь научить их азам общения, основам разговорной речи. Уже понятно было, что обещанной быстрой победы не будет, и этим 15–16-летним подросткам придётся идти на фронт.

 

Едва Ване Бикетову исполнилось 17, он получил повестку из военкомата. Дело было в середине декабря. Надо ли говорить, с каким тяжёлым сердцем оставлял он мать, младших братьев и сестрёнку, но война таких обстоятельств в расчёт не принимала. Он попрощался с родным домом, куда вернуться, и то лишь на побывку, ему предстояло через семь лет. С этого момента юный фронтовик был не волен решать свою судьбу, теперь её определял приказ.

Служба началась в Читинской области, где стояла 103-я дивизия, 271-й артиллерийский полк. По соседству на каждом железнодорожном разъезде располагались другие дивизии, которые периодически отправлялись на фронт. Их место занимали новые воинские подразделения.

Подготовка новобранцев шла интенсивно. Они приобретали навыки обращения с оружием, изучали пушку, занимались строевой подготовкой, постоянно выезжали на стрельбы. Нередко на полигоне находились по нескольку дней. Для того, чтобы устроиться на ночлег, копали в снегу углубления в расчёте на трёх человек, сверху накрывали это сооружение одеялом. Вниз подстилали сухую полынь и траву. Спали прямо в шинелях. Не лучшими были условия жизни и в расположении полка. Кормили скудно, нагрузка была большая. Подъём играли в 6 часов утра, отбой – в 22. Весь день был расписан по минутам и проходил по напряжённому учебному расписанию. И так 6 месяцев.

– Во мне тогда росту было 1 метр 58 сантиметров, рассказывает Иван Михайлович, – винтовку на плечо надену, а она по земле тащится.

Через 6 месяцев ребят распределили. Иван Михайлович попал на 7-ю батарею, командовал которой капитан Петров. Наконец, были получено новое, автоматическое оружие, скорострельные пушки на резиновом ходу, более лёгкие и мобильные. Постоянно готовились к отправке на фронт, очень часто батарею поднимали по тревоге. Продолжались теоретические занятия, на них разбирали боевые действия во время Сталинградской битвы, важная роль отводилась политподготовке, чтобы поддержать в бойцах надлежащий дух.

– День Победы мы встретили на стрельбах. Эта радостная весть дошла к нам на полигон, и вместе с ней наступило невероятное облегчение, как будто невидимая рука отпустила туго натянутую пружину, – вспоминает Иван Михайлович. После возвращения с полигона солдатам дали отдых. Но, вскоре начались разговоры о японской агрессии, о хорошо подготовленной Квантунской армии, которая угрожала нашим восточным рубежам. Тревога военных дней вернулась.

 

* * *

 

В июле 1945 г. в часть пришли американские «Студебеккеры» и стали использоваться для перевозки пушек, и наш герой начал осваивать новую технику.

Вскоре был получен приказ выступить к восточной границе. Это был многокилометровый марш-бросок. Шли с остановками и ночёвками. Последний участок пути был самым трудным – по пустыне, на преодоление которой понадобилось 8 дней. Наконец, приблизились к подножию Хингана в Маньчжурии. Теперь предстояло выполнить не менее сложную задачу – перевалить через вершину. «Студебеккеры» пришлось оставить, такой подъём был под силу только шедшим впереди танкам.

По ту сторону Хингана изнурённым бойцам открылась прекрасная панорама цветущей долины. Первое, что они сделали, – бросились к небольшой речушке и вместе с лошадьми стали жадно пить.

Дальше шли по территории Китая, который к этому времени был уже освобождён от японских оккупантов. В Харбине погрузились в военный эшелон и отправились в Порт-Артур. По пути была остановка в Чанчуне, где ещё недавно находился штаб Квантунской армии, потом двинулись дальше. Остановились в небольшом китайском городке, так и не доехав до Порт-Артура.

– Название его я уже запамятовал, – признался Иван Михайлович. – Помню только, что китайцы относились к нам очень хорошо, как к освободителям. Стояла  тёплая погода, нас окружала красивая местность, питание было хорошим. Нас уже не изнуряли занятиями, мы несли обычную службу мирного времени. С большим интересом занимались японскими автомобилями, которые получил полк. Они были небольшой грузоподъёмности, простые, но очень надёжные.

Так прошло около трёх месяцев. Русские солдаты научились понимать китайскую речь.

Затем дивизию передислоцировали в Благовещенск и расформировали. Наш герой получил направление в 77-ю дивизию, 434-й полк, в автотранспортное подразделение на железнодорожной станции Известковая.

Уже оттуда он был направлен в школу младшего командного состава в Хабаровске. Окончив её, получил воинское звание сержанта. Вернувшись к месту службы, стал командовать автовзводом.

Через 2 года полк был передислоцирован в Междуреченск Кемеровской области. Здесь, на девятом году службы, сержант Бикетов был демобилизован и прибыл домой, в Алтайский край.

До переезда в Покров в августе 1981 года прошло 30 лет мирной жизни. Иван Михайлович успел окончить автодорожный институт, жениться, построить дом, стать отцом трёх дочерей. Работал директором крупной автобазы.

Именно в качестве директора автобазы № 7 он начал на новом месте.

– На первых порах мне пришлось заниматься налаживанием дисциплины, воспитывать любителей выпить, – вспоминает Иван Михайлович. – Это многим не нравилось. Но постепенно налаживалась нормальная работа, повысилась зарплата, и моих сторонников стало больше. Через 8 лет с этой должности я ушёл на пенсию.

Несколько лет Иван Михайлович возглавлял Совет ветеранов города Покрова. Благодаря работе активистов Совета ветераны были хорошо организованы, имели возможность собираться на чаепития в отведённой для них комнате. Отмечали даты боевых операций, праздники, памятные даты. Это общение было дорого людям военного поколения. Каждый знал, что его обязательно навестят во время болезни и поздравят с днём рождения в городской газете.

Но время идёт, и вот уже далеко позади 80-летний юбилей, который Иван Михайлович отметил в 2006 году.

В заключение разговора мы посмотрели фотографии далёких лет. С них смотрят молодые лица однополчан, рядом с которыми в бравом парне не так легко узнать моего собеседника. Военную форму он надел 17-летним парнишкой, а снял уже взрослым мужчиной. Армейскими были у него и юность, и молодость. Так распорядилась война.

ИРИНА СНЕГИРЁВА